Все пианисты. История фортепиано - Поиски новых средств

Поиски новых средств

Западноевропейское музыкальное искусство раннего средневековья постепенно начинало пользоваться все большим по своему разнообразию музыкальным инструментарием. Это было вполне естественным явлением. Были здесь и инструменты местного народного происхождения, были и пришедшие из стран Азии и Африки, главным образом через южные страны, прилегающие к Средиземному морю.

Поскольку состояние раннего европейского музыкального искусства было весьма примитивным, постольку и требования, предъявлявшиеся к тогдашним музыкальным инструментам, как к средствам сопровождения человеческого голоса и для самостоятельного музицирования, оставались весьма скромными и простыми. Однако с течением веков развитие музыки шло вперед, и требования, предъявляемые к ее инструментальным средствам, неуклонно повышались и усложнялись. Это вынуждало к непрерывным поискам новых, более совершенных и удобных звуковых орудий и игровых средств...

Итак, после VI-VII веков, наряду с довольно многочисленными видами струнных и духовых народных инструментов, в Западной Европе все больше и больше распространяется орган - единственный вид сложного и многозвучного клавишного инструмента с устойчивой настройкой звуков. Музыканты-инструменталисты все чаще начинают встречаться с ним, пользоваться им и осознавать специфические удобства игры на клавишах.

Уже около 350 года применение воды как регулятора воздушного давления было оставлено, и был построен чисто пневматический орган. Это нововведение представляло некоторое удобство и преимущество: орган стал проще по устройству и портативнее, хотя качество и ровность его звуков при этом несколько ухудшились.

И когда в 660 году римский папа Виталий благословил употребление органа во время церковных богослужений, то это, в сущности, был уже совсем иной инструмент, чем тот, который в свое время создали Ктезибий и Витрувий.

Одновременно существовавшие и употреблявшиеся в быту струнные музыкальные инструменты того времени, естественно, были значительно более простыми по устройству и обслуживанию, а также более доступными из-за низкой стоимости. В домашнем быту они получали все большее распространение, в то время как органы долгое время были еще сравнительно редкими. До Х-XI веков они насчитывались в Западной Европе единицами или, самое большее, десятками.

Пришедшие с Востока многострунные формы инструментов делились, в сущности, на две основные группы. Это - псалтири, кантеле и т. п., названия которых как бы намекает на то, что они применялись главным образом для сопровождения пения, и арабский "аль-уд" (лютня). На немногих струнах последнего, благодаря наличию шейки и грифа, нажатием пальцев левой руки возможно было извлекать по несколько звуков из каждой струны, расширяя этим диапазон и обогащая звуковые и игровые возможности инструмента. Кроме того, лютня была сравнительно портативной и поэтому удобной в обращении.

Наряду с этими, по преимуществу щипковыми инструментами, существовали недавно проникшие в Европу немногочисленные и весьма примитивные смычковые лиры, ребеки, рубабы (ребабы) и... клавишный орган! Невольно, при таком сопоставлении пытливая мысль музыканта и изобретателя того времени останавливалась перед вопросами возможности сочетания звучащих струн с клавишным игровым механизмом. В Х-XI веках в органах впервые была применена система самопроизвольно возвращающихся в состояние покоя клавиш, после того, как они освобождались от нажатия. В эти времена человеческая мысль уже близко подходит к реализации давних исканий новых инструментальных возможностей, форм и средств. Однако история возникновения струнных клавишных инструментов все же теряется в туманных глубинах раннего средневековья, и в распоряжении современной науки имеется пока слишком мало данных для того, чтобы выяснить, где, когда и при каких обстоятельствах возник первый настоящий клавишный струнный музыкальный инструмент. Но все же, после изучения и сопоставления немногочисленных и довольно сбивчивых и неясных источников, можно считать, что на его формирование и возникновение оказали специфическое влияние, кроме органа, еще три типа и группы музыкальных инструментов, восходящих частично к временам глубокой древности.

Гвидо д'Ареццо и монохорд

Первым типом струнного музыкального прибора, который может считаться одним из предшественников струнных клавишных инструментов, является монохорд, известный еще со времен античной Греции. Его изобретение приписывают философу Пифагору (571-497 годы до н. э.), применявшему его главным образом с музыкально-теоретическими целями, для установления музыкальных ладов и изучения теории музыки.

В своем первоначальном виде монохорд имел, как показывает его название, одну струну, натянутую над доской, служащей опорой и одновременно декой для усиления звука. На концах доски или ящика монохорда имеются две подставки, ограничивающие действующую длину струны. Третью, передвижную подставку можно устанавливать под любой точкой струны и делить ею струну на две части, изменяя высоту звука.

Такой примитивный монохорд, который употреблялся вначале для теоретических музыкальных и акустических изысканий, существовал во времена Пифагора и последующих греческих теоретиков. В таком примитивном состоянии дошел он и до нашего времени, являясь простейшим школьным пособием на уроках физики. Однако уже сравнительно скоро он был несколько усовершенствован: на нем была натянута еще одна струна, звук которой служил для сравнения и получения более сложных интервалов. Позднее на монохорд стали натягивать четыре струны, для одновременного получения еще большего числа тонов и комбинаций. В таком усовершенствованном виде он описывается римским теоретиком Аристидом Квинтилианом (II век н. э.) под названием геликон (название четырехструнного музыкального инструмента геликон, по-видимому, произошло от наименования горы Геликон в Беотии, посвященной музам). Оба эти инструмента употреблялись на протяжении всего раннего средневековья (до XIII-XIV веков) как для школьной практики, при обучении пению, так и позднее - бродячими музыкантами.

О применении монохорда, как народного инструмента, свидетельствуют некоторые сохранившиеся средневековые поэтические произведения. Так, например, он считался одним из двенадцати видов народных (светских) музыкальных инструментов, о чем говорят следующие строки из популярного в конце XII века поэтического произведения "Roman de Brut" (1157):

Lais de vieles et de rotes,

Lais de harpes et de fretiaux,

Lyres, tymbres, et chalumiaux,

Symphonies, salterions,

Monocordes, tymbres, corrons.

(Жалобы (элегические песни) виол и рот, арф и флейт Пана, лир, колокольчиков и шалмеев, барабанов, псалтирей, монохордов, бубнов (?) и волынок).

О приятном и нежном звуке монохорда свидетельствует также популярного на рубеже XIII-XIV веков произведения "Estoire de Troie le Grant":

N'orgue, harpe, ne chyfonie,

Rote, vielle, et armonie,

Sautier, cymbale et tympanon,

Monocorde, lire et coron,

Ses sont li xii instrument

Que il sonne si doucement .

(Орган, арфа, барабан, рота, виола и органиструм, псалтирь, тарелки и литавры, монохорд, лира и волынка - вот двенадцать инструментов, которые так приятно звучат).

Старинная средневековая миниатюра изображает музыкального ученого и теоретика Х-XI веков Гвидо д'Ареццо, музицирующего и изучающего музыкальные интервалы и созвучия на античном монохорде.

Игра на арфе, псалтире и лютне

В сравнительно недавнее время в Европу проникли и ящиковидные многострунные инструменты, известные еще с глубокой древности у египтян, евреев, сирийцев, греков и римлян под многочисленными и разнообразными названиями (самбука, псалтерион, барбитон и другие). Эти небольшие плоские прямоугольные, треугольные, трапецевидные ящички или деревянные рамки имели натянутые на них в большем или меньшем количестве струны, обычно неравной длины и разной высоты тона. На этих инструментах играли, большей частью пощипывая их струны пальцами или палочками.

Меньшее распространение и применение имели пока арфы, идущие от восточных (египетских и малоазиатских) прототипов. Будучи более громоздкими и тяжелыми, а также труднее изготовляемыми, они реже применялись бродячими музыкантами тех времен.

Репродукция средневековой гравюры показывает подобные инструменты.

Таким образом, в эту еще довольно раннюю эпоху европейской цивилизации, количество типов применявшихся музыкальных инструментов было уже довольно значительным. Однако, далеко не все из них были удобны для исполнения усложнявшейся по мере развития музыки. Вернее, примитивизм инструментов мог являться до некоторой степени тормозящим моментом для развития самой инструментальной музыки. Как бы то ни было, но поиски новых исполнительских возможностей продолжались. Здесь в полной силе выступало и действовало вечно побуждающее человека к прогрессу противоречие между его желаниями и возможностями к их осуществлению.

Громоздкий, неуклюжий и неудобный орган того времени, окруженный некоторым ореолом редкости, недоступности и непостижимости для масс, все же привлекал изобретателей своими клавишами, наталкивал на поиски возможностей применения подобного клавишного устройства к струнным инструментам того времени. Конфликт между исполнительскими потребностями и инструментальными возможностями нарастал все больше и больше...

Уже не помогали разные ухищрения мастеров и конструкторов монохордов, натягивавших на них не только четыре, но и много больше струн. Так, например, по свидетельству писателя XI века Метцера Теогера, монохорд в его время имел уже восемь струн, и назывался "antiquitus". Таким образом, он перестал соответствовать своему первоначальному названию и сущности и превратился в полихорд, хотя и сохранял прежнее наименование. Часто его называли еще "маникордом", от латинского слова "манус" (рука), что намекало на то, что он стал удобным переносным и сподручным инструментом. Для извлечения разнообразных по высоте звуков из его многочисленных струн под ними стали применять передвижные подставки, изобретение и введение которых приписывается упомянутому ранее Гвидо д'Ареццо и датируется около 1026 года. Они хотя и позволяли быстрее переходить от одного тона к другому, но все же манипуляция с такими инструментами, по мере усложнения фактуры произведений, становилась все более трудной и требовала от музыкантов особого искусства и ловкости, довольно длинного пути обучения.

Пользование лютней могло также явиться еще одним обстоятельством, способным оказать косвенное влияние на ускорение изобретения струнных клавишных инструментов. Этот пришедший с арабского Востока инструмент, первые данные о проникновении которого в Западную Европу относятся примерно к Х веку нашей эры, приобрел большую любовь у музыкантов. Его мягкие и приятные звуки хорошо связывались с человеческим голосом и пением, почему он вскоре стал весьма распространенным. Для него стали сочинять много музыкальных произведений, которые, естественно, с течением времени становились все более сложными и трудными для исполнения.

Сравнительно скоро, примерно к XII-XIV векам, наступил такой момент, когда лютня, оставаясь любимой и распространенной, своими ограниченными техническими и исполнительскими возможностями начала несколько тормозить развитие предназначавшейся для нее музыки. Отсюда естественно предположить, что неудовлетворенные таким положением музыканты стали пытаться теми или иными способами избегать и преодолевать чисто игровые и технические трудности, все чаще встречавшиеся на их творческом пути.