Все пианисты. История фортепиано - Может ли клавесин запеть?

Может ли клавесин запеть?

Смычковый клавир Ганса Гайдена, 1610 г.

В стремлении заменить сухой и короткий звук клавесина и чембало длительным и певучим звуком, некоторые музыкальные мастера и изобретатели строили смычковые и фрикционные инструменты с клавиатурами. Примером была коленная лира (органиструм) Одона Клюнийского, в которой имелся прототип клавишно-тангентного механизма. Раннюю попытку подобного изобретения, правда, неудачную, сделал еще в 1490 году Леонардо да Винчи. Но первым действительно удачным и фактически построенным смычковым клавиром следует считать "Nurmbergisch Geigenwerk" Ганса Гайдена из Нюрнберга, изобретенный им около 1610 года. Он описан Михаилом Преториусом в сочинении "Syntagma musicum" (1618).

Представляя по внешнему виду и величине подобие чембало, инструмент имел вместо зацепляющего струны механизма пять или шесть колес, которые были обтянуты по ободу пергаментом, натираемом канифолью. Около каждого колеса группировалось, как в органиструме, некоторое число струн. При нажатии клавиш соответственные струны притягивались к ободу колеса, которое трением возбуждало их колебания. Для приведения колес в согласное и одновременное вращение был применен передаточный механизм. Его приводил в действие либо сам играющий посредством педали (как это используется в токарном станке, либо его помощник (калькант) посредством особой рукоятки. Таким образом, в инструменте Ганса Гайдена, в сущности, использовалось то же устройство для возбуждения звуков, что и в органиструме, с той только разницей, что количество возбуждающих звуки колес было увеличено, в соответствии с расширением диапазона звуков инструмента и увеличением числа струн.

Инструмент Гайдена оказался не вполне удачным по конструкции и действию. Вскоре и другие мастера пришли к изобретению и конструированию смычковых клавиров. Например, уже в 1625 году такой инструмент был построен испанским мастером Трухадо. В XVIII веке зарегистрировано 12 подобных инструментов, из которых следует выделить как наиболее удачный смычковый клавир Ле-Вуара (1742). На протяжении XIX века количество изобретений смычковых клавиров достигло 30. Из них нужно отметить изобретенную Религом (1800) "ксенорфику" (переносный смычково-клавишный инструмент в форме гитары, носимый на ремне через плечо), clavecin harmonique московских мастеров Гюбнера и Пуло (1801), гармонихорд дрезденского мастера и изобретателя Кауфмана (1809), piano-violon (1865) и piano-quatour (1873) Боде.

Нам довелось видеть последний инструмент, правда, в очень разрушенном состоянии, и подробно ознакомиться с его принципом и конструкцией. По внешнему виду и размерам он подобен обычному пианино с параллельной натяжкой струн в направлении сверху вниз. Вместо молоточкового механизма использован горизонтальный во всю ширину инструмента вал, укрепленный в подшиниках примерно на уровне молоточков обычного пианино. Вал обтянут папье-маше и натирался перед игрой канифолью. При нажатии клавиш гибкие язычки из китового уса, соединенные с передаточным механизмом, прижимали к валу особые жгутики, свитые из морской травы и прикрепленные к струнам. Эти жгутики, при вращении вала, приводимого в действие приводом от педалей, начинали колебаться в продольном направлении, возбуждая нормальные (поперечные) колебания в струнах. Для увеличения силы звука инструмент имел октавную копулу (механизм, посредством которого одновременно с основной струной могла возбуждаться струна, звучащая октавой выше).

Несмотря на то, что изобретения смычковых клавиров продолжались до начала XX века, проблему построения удачного инструмента этого рода нельзя считать решенной. Правда, в последних конструкциях был применен такой совершенный звуковозбудитель, как бесконечный кольцеобразный волосяной смычок, а также настоящие скрипки ("Деа-Виолина" Хупфельда). Это позволило до некоторой степени улучшить звук подобных инструментов и сократить примеси скрипящих призвуков. Однако все попытки подмены живого и непосредственного управления звукообразованием (характерного для настоящих смычковых инструментов) механически действующими возбудителями эстетически порочны, омертвляют живое искусство. Следовательно, можно предположить, что они никогда не приведут к удовлетворительным художественным результатам.

Массовое конструирование фрикционных клавиров совпало с эпохой, когда многочисленные изобретатели и мастера, пытались чисто механическими средствами обогащать и "совершенствовать" музыкальные инструменты. Но в последние десятилетия развились и получили широкое применение могучие средства радиотехники и электроники; кроме того, была осознана порочность и бесплодность путей и способов механизации музыкального исполнения. В результате потребители музыкальных инструментов перестали интересоваться такими посредственными по звуковым качествам, сложными и дорогими механизмами, как смычковые и им подобные клавишные инструменты. Можно с уверенностью сказать, что все они отошли в безвозвратное прошлое, сохранившись лишь кое-где в музеях как забавные диковинки и пережитки старины.

Попробуем же ответить на вопрос, поставленный в заголовке очерка: "Может ли клавесин запеть?" Конечно, построить клавесиноподобный инструмент с певучим, продолжительным звуком, напоминающим звуки смычковых инструментов, возможно. Но останется ли он в группе клавесина и ему подобных? Отнюдь нет, ибо не щипковый способ возбуждения звука приведет к новой сфере применения, а следовательно и к созданию другого родового инструмента. Это будет уже не клавесин, а что-то совершенно иное, что, как мы видели, пока не нашло себе настоящего применения в музыке.