Все пианисты. История фортепиано - Николаева Татьяна
Татьяна НИКОЛАЕВА

НИКОЛАЕВА Татьяна Петровна (4. V 1924 - 22. XI 1993)

нар. арт. СССР (1983). Гос. премия СССР (1951)

В 1947 году в Московской консерватории шли очередные выпускные экзамены. Однако привычный их ход был на сей раз нарушен фактом чрезвычайно редким: одна из выпускниц предложила вниманию экзаменационной комиссии обе тетради "Хорошо темперированного клавира" Баха - 48 прелюдий и фуг! Так был повторен уникальный "рекорд" С. Е. Фейнберга. С тех пор баховская музыка неизменно сопровождает артистическую карьеру Татьяны Николаевой. И нет ничего удивительного, что ученица А. Б. Гольденвейзера в год окончания аспирантуры (1950) одержала победу на конкурсе имени Баха в Лейпциге. (За три года до того Николаева успешно выступила на Первом международном фестивале демократической молодежи, где завоевала второе место.)

Интерпретация произведений Баха и теперь принадлежит к высшим творческим достижениям пианистки. В шести вечерах, данных в Варшаве (1971), она сыграла множество сочинений великого полифониста. Польский журнал "Рух музычны" писал по этому поводу: "Гигантское начинание! Немного найдется в мире артистов, которые могли бы сравниться с советской пианисткой. Многочисленные произведения, исполнявшиеся на „бис", дополняли каждый концерт, кроме последнего - в момент, когда обрывается тройная фуга, не законченная из-за смерти композитора, пианистка решительно захлопывает рояль... Игра ее чрезвычайно богата. Ее Бах - мужественный, решительный, он сыгран уверенно, полнозвучно. Ее виртуозность порой переходит в настоящую бравурность, однако в целом игра пианистки легка, изящна, отражает все мельчайшие нюансы произведения. Исполнительской манере Николаевой свойственны быстрый темп, четкая ритмика, богатая динамика, поражающая внезапными контрастами,- все это при абсолютной чистоте интонации, прозрачности голосоведения".

В сезоне 1975/76 года профессор Николаева вместе со своими учениками по Московской консерватории М. Петуховым, С. Сенковым и М. Евсеевой впервые в Москве сыграла цикл из 12 клавирных концертов Баха для одного, двух, трех и четырех фортепиано с оркестром (партнером солистов был Литовский камерный оркестр под управлением С. Сондецкиса). "Мое увлечение циклами,- говорит пианистка, - это отнюдь не гигантомания, а возможность проникнуть в мир композитора, объять его целиком, глубже почувствовать, понять". Клавирный баховский цикл Николаева особо выделяет в своей творческой биографии: "...в нем слились мои исполнительские и педагогические замыслы". Эти вечера, действительно, принадлежат к ярчайшим событиям столичной (да и не только столичной) музыкальной жизни. В рецензии И. Чалаевой читаем: "Татьяна Николаева давно зарекомендовала себя превосходным интерпретатором музыки Баха. Весь ее исполнительский арсенал способствует глубокому постижению баховских творений: манера звукоизвлечения, четкость и разнообразие штриха, ясность полифонии, умение передать динамические нарастания, чувство темпа, а главное - мужественная и волевая манера игры. Исполняя шесть сольных клавирных концертов, Т. Николаева с поразительным художественным тактом избежала однообразия в чередовании контрастных частей по схеме „быстро - медленно - быстро". В каждом случае она находила индивидуальные краски, тонкие градации, воссоздав в итоге грандиозную музыкальную панораму, полную величия, проникновенной лиричности, энергии, жизнеутверждающего пафоса".

Да, Николаева играет всего "фортепианного Баха". Впрочем, просматривая программы ее выступлений за многие годы, можно прийти к выводу, что она переиграла чуть ли не всю пианистическую литературу. И уж во всяком случае трудно сыскать известного композитора, сочинявшего для рояля, к творчеству которого не обращалась бы Николаева. Обладая исключительной памятью, она учит новые для себя произведения чрезвычайно быстро. Начнем с того, что в ее репертуаре более пятидесяти (!) концертов для фортепиано с оркестром. Играя практически все, так сказать, "ходовые" концертные пьесы (крупные и мелкие), артистка непрерывно ищет неизведанные репертуарные источники. Не ограничиваясь популярным Первым концертом Чайковского, она играет Второй и даже Концертную фантазию; часто ли можно увидеть на афишах Первый концерт Метнера, Каприччио Стравинского, Сонату Дютийе или тем более Каприччио канадского композитора Фиалы?

"Во мне всегда возбуждает живой интерес исполнение новых сочинений,- говорит Николаева.- Мне хочется пожелать, чтобы наши исполнители активнее и смелее пропагандировали новые сочинения советских композиторов". И слова артистки не расходятся с делом. Постоянно обращаясь к С. Прокофьеву и Д. Шостаковичу, она в то же время стала первой исполнительницей концертов Е. Голубева (по его классу Николаева окончила в 1950 году Московскую консерваторию как композитор), играла пьесы Г. Попова и многое другое. Естественно, она включает в программы и собственную музыку, будучи автором двух фортепианных концертов, Полифонической триады и других сольных пьес для любимого инструмента. Однако и всего этого ей как будто не хватает: она делает обработки для рояля "Искусства фуги" Баха и известной симфонической сказки С. Прокофьева "Петя и волк", выступает в сонатном дуэте с виолончелистом М. Хомицером...

И все же в этом поистине необъятном репертуарном море у Николаевой есть излюбленные острова. Помимо Баха, это, в первую очередь, творчество Бетховена. В московском сезоне 1963/ 64 года пианистка исполнила все 32 его фортепианные сонаты. Такие циклические программы давно вошли в практику пианистки. В ее интерпретации мы слушали 24 прелюдии и фуги Д. Шостаковича, 24 прелюдии Шопена, серию монографических концертов, посвященных творчеству Шопена, Шумана, Скрябина, Рахманинова, Шостаковича. Заметим также, что за постоянную пропаганду шумановского наследия в 1971 году ей была присуждена Международная премия имени Р. Шумана (ГДР).

В процессе освоения этого гигантского музыкального материала кристаллизовался и художественный облик артистки. Рецензируя один из ее циклов, Г. М. Коган писал: "Я хорошо помню Николаеву в начале ее пути. В ней уже тогда сказывался перворазрядный музыкант, серьезный, вдумчивый интерпретатор; но увлекательности, обаяния в ее игре было меньше, чем культуры. В этом отношении нынешняя Николаева не похожа на прежнюю. Она смогла, не утратив того, что имела, приобрести то, чего ей недоставало. Сегодняшняя Николаева - сильная, впечатляющая исполнительская индивидуальность, в игре которой высокая культура и точное мастерство сочетаются со свободой и артистичностью художественного выражения. В этих творческих приобретениях Николаевой-пианистки чувствуется благотворное влияние не только большого исполнительского труда и опыта, но и других сторон ее деятельности: Николаева, как известно, также одаренный композитор".

Среди "других сторон" далеко не последнее место принадлежит педагогической работе, а также композиторскому творчеству. Помимо Московской консерватории, где она преподает с 1959 года (с 1965-го профессор), Николаева вела пианистические семинары в Бонне, Варшаве, Веймаре и других городах Европы. Среди ее собственных произведений – два фортепианных концерта, 24 этюда, соната для фортепиано.

Однако на Западе известность пришла к ней уже только под конец жизни. После падения коммунистического режима в СССР Николаева сделала несколько концертных туров по Европе и Америке, и принята была с большим успехом.

Её третья запись «24 Прелюдий и фуг» Шостаковича в 1991 году принесла Николаевой премию Грэмми в инструментальной категории.

13 ноября 1993 во время исполнения этого произведения на концерте в Сан-Франциско, Николаева была поражена кровоизлиянием в мозг и вынуждена была прервать свое выступление. Она умерла девять дней спустя, 22 ноября.

Частично цитируется по книге: Григорьев Л., Платек Я. "Современные пианисты". Москва, "Советский композитор", 1990 г.



При копировании материалов сайта активная ссылка на Все пианисты. История фортепиано. обязательна!