Все пианисты. История фортепиано - Ли Ноель
Ноэль ЛИ

ЛИ Ноэль (р. 25. XII 1924)

В пестрой панораме современного пианистического мира этот артист занимает довольно необычное место. Сведений о нем не найти ни в одном справочном издании, упоминания о его концертах трудно обнаружить не только в общей, но и в специальной печати. И вместе с тем вот уже добрых два десятилетия одна за другой выходят массовыми тиражами пластинки Ноэля Ли, неизменно привлекающие внимание критики и неизменно получающие с ее стороны, мягко выражаясь, весьма скептические отзывы. Сам собой возникает вопрос: ясно, что Ноэль Ли - пианист в лучшем случае заурядный, стоит ли рассказывать о нем читателям? Стоит, ибо творческая активность артиста и его на редкость широкий репертуар позволяют ему оставаться в сфере внимания любителей музыки и специалистов.

О творческом пути Ноэля Ли можно сказать немногое - даже конверты пластинок с его записями почти не содержат биографических сведений. Известно лишь, что он родился в Китае, вырос в Соединенных Штатах, а в конце 50-х годов поселился во Франции. Критики так и прозвали его, цитируя Гершвина: "Американец в Париже". С самого начала Ли сосредоточился преимущественно не на концертной деятельности, а на записях и вскоре заслужил еще одно полуироническое прозвище - "придворного пианиста" фирмы "Валуа", выпускавшей и широко рекламировавшей его пластинки. Первые шаги пианиста были довольно обещающими. Они ознаменовались пластинками с записью сочинений Б. Бартока (в том числе малоизвестных), а также А. Копленда, Р. Сешнса, Э. Картера и других американских авторов. В них артист демонстрировал высокое техническое мастерство, понимание замыслов композиторов, отличную культуру звука, поэтичность интерпретации. К середине 60-х годов американский пианист "акклиматизировался" во французской музыке, о чем свидетельствовало смелое обращение к творчеству корифеев импрессионизма. Он записывает большинство фортепианных сочинений Равеля ("Отражения", "Ночной Гаспар", "Благородные и сентиментальные вальсы", "Павана" и другие), отваживается выпустить альбом из шести пластинок, запечатлевших полное собрание произведений Дебюсси (в том числе фортепианные дуэты с Ж.-Ш. Ришаром, а также такие редко исполняемые произведения, как эскизные фрагменты из "Пеллеаса и Мелизанды"). Тут прием со стороны критики был уже не столь единодушным: отдавая должное его "блестящей мануальной технике", серьезности творческих намерений, специалисты все же отмечали недостаток чисто французского изящества, непринужденной легкости, "того проникновения в этот мир, образцом которого была игра Казадезюса".

"Американец в Париже" тем временем начал завоевывать западногерманский рынок. Дебютировав брамсовской пластинкой ("Вальсы", соч. 39 и Пьесы, соч. 76), проявив в ней "художественную силу, способную превратить вальсы в большую музыку", по выражению И. Хардена, оценившего эту запись как лучшую из всех, имевшихся к тому времени. Последующие годы артист посвятил фундаментальной задаче: созданию звучащего полного собрания сочинений Шуберта. Но по мере выхода новых и новых пластинок эта работа встречала все более холодный прием. Пианисту явно не хватало художественной зрелости, яркости интеллекта, а подчас и элементарного вкуса: особенно это ощущалось, когда он брался дописывать некоторые незаконченные фрагменты шубертовских сонат, и более того, сам объединял разрозненные части в "новые" сонаты. Поток критических стрел был столь силен, что в начале 70-х годов Ли прервал свою работу на шесть лет, решив, видимо, извлечь уроки из критики.

Это не помешало ему продолжать трудиться в других репертуарных сферах. Он дополнил собрание сочинений Дебюсси фортепианными дуэтами (с В. Хаазом) и четырехручными переложениями (с Б. Ренгейссеном), записал произведения Шопена (в Том числе четыре баллады), ноктюрны Фильда, наконец, несколько неожиданно для многих выпустил пластинку с произведениями Стравинского. Последняя получила наиболее благоприятный отклик: "Как и ожидалось, Ноэль Ли Оказался вполне корректным и серьезным исполнителем для музыки Стравинского",- замечал критик. Но как только появился второй альбом Шуберта, стало ясно, что эта задача - явно выше его возможностей. "Все технические и музыкальные способности, которые требуются пианисту, в избытке есть у Ноэля Ли... Быть может, ему необходимо погрузиться в живую атмосферу концертного зала, с публикой, чтобы раскрыться в полной мере. Студийные же записи, особенно большие серии, вроде этой, несут в себе опасность чрезмерной стерильности. Можно с уверенностью сказать, что мы имеем дело с честной и серьезной попыткой приблизиться к Шуберту. Но этот единственный "капитала еще недостаточен для выполнения задачи... Шуберт - не метрономический композитор, и в этом заключена главная ошибка Ли - он не ощущает времени",- писал Эльмар Линдеман.

Итак, перешагнув порог 50-летия, Ноэль Ли сохраняет за собой репутацию опытного середнячка, артиста, от которого уже не ждут больших открытий. Но это, надо заметить, не мешает ему активно работать. И не без успеха - вышедшая недавно запись фортепианных дуэтов Шуберта (с X. Ивальди) была удостоена "Гран-при" Французской академии грампластинки. И все же некоторые критика полагают, что лишь более частые встречи с публикой на концертной эстраде (а не заочное общение с ней) могли бы вдохнуть жизнь в игру этого артиста.

Цит. по книге: Григорьев Л., Платек Я. "Современные пианисты". Москва, "Советский композитор", 1990 г.



При копировании материалов сайта активная ссылка на Все пианисты. История фортепиано. обязательна!