Все пианисты. История фортепиано - Самостоятельный путь

Русское фортепианное производство выходит на самостоятельные пути

Потребность в клавишных музыкальных инструментах в России непрерывно увеличивалась на протяжении всего XVIII столетия. К началу XIX века уже не представлялось возможным удовлетвориться работами единичных приезжавших сюда или живших здесь инструментальных мастеров или продажей немногочисленных ввозимых из-за границы инструментов. Естественным и неизбежным следствием этого явилось возникновение отечественных, притом более крупных, чем существовавшие ранее отдельные мастерские, предприятий.

И вот, в 1810 году в Петербурге основывается первая русская фортепианная фабрика: Фридрих ДИДЕРИХС С.-Петербург, Васильевский Остров, 2 лин., д. № 44

Рояли первых серий фирмы Дидерихса были точным подражанием модным тогда венским фортепиано. Они имели корпус узкой удлиненной формы с прямо расположенными струнами, немногими железными распорками и металлической пластиной для прикрепления задних концов струн, механизм "венской" (штрейхеровской) системы и две педали примитивного устройства. Наружная отделка роялей соответствовала моде того времени: инструменты облицовывались красным или палисандровым деревом и снабжались бронзовыми украшениями.

В 1846 году, после смерти основателя фабрики, дело перешло к его вдове - Е. А. Дидерихс, - а через 20 лет к сыну - Роману Фридриховичу, в компанию с которым в 1878 году вступил его младший брат Андрей Фридрихович. Последний был знатоком фортепианного производства и весьма улучшил качество инструментов. Заведовать технической стороной производства был приглашен опытный и квалифицированный мастер Франц Кальнин, также способствовавший улучшению качества роялей.

В последний период существования фирмы "Братья Р. и А. Дидерихс" - 1914-1918 годы - в работах фабрики принимал участие способный и опытный мастер Эрнст Хийз, ученик знаменитого Юлия Блютнера. Он продолжил усовершенствование инструментов этой фабрики.

Кроме роялей венского образца, фирма Дидерихса вначале выпускала также прямоугольные фортепиано в форме столов, затем (во второй половине XIX века) - пианино разных величин и моделей. В дальнейшем рояли фабрики Дидерихса получили современную конструкцию, а прямоугольные инструменты в конце столетия были сняты с производства, как устаревшие.

В конце XIX - начале XX века инструменты этой фабрики получили довольно широкое распространение в России. Они отличались хорошей столярной работой и добросовестной пригонкой частей, вследствие чего были очень прочны и выносливы в эксплуатации. Однако, несмотря на применение всех новейших усовершенствований - чугунной рамы, перекрестных струн, механизма с двойной репетицией и других, - акустические качества оставляли желать лучшего: фортепиано Дидерихса обладали некоторой сухостью и бедностью тембра. Инструменты были относительно недороги и неоднократно получали награды на отечественных выставках.

Вторым по времени возникновения крупным фортепианным предприятием Петербурга была фабрика Шредера, основанная в 1818 году.

Однако еще задолго до этого в публикации 1783 года петербургская публика встречалась с фамилией Шредера: "У Синего моста в доме № 174 у инструментального мастера Шредера продаются фортепиано и клавиры". Имел ли этот Шредер какое-либо отношение к возникшей позже фабрике, выяснить не удалось. Но в 1820 году один из живших в Петербурге Шредеров - Андреас Христин извещал "почтенную публику, что он открыл свою мастерскую по б. Литейной, дом Фольбаума № 501 и имеет для продажи готовые инструменты, как-то: флигель-фортепиано о 6 с четвертью октавах с Бротворовской [т. е. Бродвудовской] механикой, также различного сорта фортепиано с такой же механикой, как делают флигель-фортепиано, и с английским механизмом о 6 и 6,5 октавах, со многими переменами [регистрами], украшенные настоящей бронзой, весьма хорошо выделываются с полным и приятным тоном..."

По предположению историка старого Петербурга Столпянского, А. X. Шредер был одним из предков основателя фабрики Иоганна Фридриха Шредера, открывшего сначала небольшую фортепианную мастерскую на Казанской улице. Доброкачественность его инструментов быстро создала им популярность в тогдашней столице и дала Шредеру возможность расширить свое дело. Для этого он купил место на углу Казанской улицы и Вознесенского проспекта, где построил фабрику и открыл магазин. После смерти Иоганна Фридриха (1852) дело перешло к его сыну, Карлу Ивановичу, который значительно расширил производство, купив в 1874 году на Петербургской стороне большой участок и построив там многоэтажную фабрику, существующую и до нашего времени. На этой фабрике впервые в России была применена паровая сила для изготовления инструментов и для приведения в действие необходимых машин и станков. К. И. Шредер был большим знатоком фортепианного производства и постоянно следил за всеми новостями и усовершенствованиями инструмента, сделанными за границей, применяя их у себя на фабрике. Так, например, он впервые в России (1862) начал ставить в рояли литые чугунные рамы; ввел для некоторых моделей своих роялей американскую конструкцию цельногнутых корпусов, лучшие системы механизмов, систему "дискантного колокольчика" для улучшения тембра верхнего регистра и многие другие усовершенствования. Благодаря этому, инструменты Шредера последней четверти XIX века, обладая высоким качеством, значительно превосходили инструменты фабрики Дидерихса. К. И. Шредер выписывал из-за границы лучших мастеров и специалистов, а также дал возможность своим сыновьям - Карлу и Иоганну - хорошо изучить фортепианное производство за границей. Старший из них, Карл получил солидное техническое образование, долго работал на крупнейших зарубежных фортепианных фабриках. Его участие в производстве сказалось положительно к концу XIX века, когда качество инструментов Шредера достигло своей вершины, и они стали известными даже за границей.

В 1903 году Карл Карлович Шредер вышел из предприятия, купив фабрику Я. Беккера (см. ниже). Делом продолжал руководить младший брат, Иоганн, обладавший меньшим техническим опытом в производстве, вследствие чего дело начало приходить в упадок. Неудачные модели роялей и пианино, выпущенных фабрикой, подорвали репутацию фирмы. К тому же, эти эксперименты обошлись фабрике очень дорого. Однако, несмотря на некоторое общее снижение качества шредеровских инструментов, нужно признать, что, в основном, они были очень хорошими по качеству, прочными, безукоризненными по отделке и разнообразными по рисункам и стилю, отличались сравнительной легкостью клавиатуры и довольно ярким и певучим тоном и были неоднократно отмечены высшими наградами на ряде выставок. Поэтому пианисты предпочитали их инструментам других фабрик для концертных выступлений. Тираж инструментов в последние годы перед первой мировой войной дошел до 1500 штук в год, при 350 рабочих.

В 30-х годах XIX века Шредера взял под свое покровительство известный в то время журналист Фаддей Булгарин, одобривший его новое изобретение - арфу, "перерезанную поперек фортепианами". Он писал об этом инструменте так: "Вы слышите звук арфы и между тем играете по клавишам. Польза изобретения Шредера также очевидна: на его инструменте играть несравненно легче и приятнее, чем на арфе и притом не нужно учиться особо: довольно уметь играть на фортепиано".

По-видимому, речь шла об инструменте типа клавиарфы, которая была в то время распространена за границей. Булгарин указывает и адрес Шредера: "В Малой Садовой, в доме купца Куприянова № 20". В настоящее время трудно судить, был ли это тот Шредер, который с 1818 года имел свою фабрику на углу Казанской и Вознесенской улиц, а позднее на Петербургской стороне, или же это был один из его однофамильцев.

К переходной эпохе начала фабричного строительства фортепиано в Петербурге относится деятельность двух выдающихся инструментальных мастеров - "клавикордного мастера" Алексея Нечаева и иностранца Иоганна Августа Тишнера. Инструменты этих мастеров, в небольшом количестве сохранившиеся до нашего времени, отличаются изяществом, добротностью и тщательностью выделки и хорошими для того времени игровыми и звуковыми качествами. В коллекции Государственного научно-исследовательского института театра, музыки и кинематографии экспонируется изящный, венского типа и стиля рояль Тишнера, принадлежавший М. И. Глинке в 1824-1856 годах.

Известность, которой пользовались инструменты Тишнера, вызвала появление подделок. Поэтому мастер был вынужден опубликовать в 1819 году такое объявление: "Замечено мною, что с некоторого времени чужие фортепиано подложным образом продаются, якобы сделанные на моей фабрике. Между прочими лицами, сим подлогом воспользовавшимися, находится один музыкант, о имени коего я здесь по особенным причинам умалчиваю, который, заказав в Московских фабриках фортепианы, отправил оные в Киев с надписью на доске: Г. А. Тишнер в С.-Петербурге. Посему побуждаюсь почтенную публику предостеречь, извещая, что из моей фабрики по сие время никакие инструменты в Московские фабрики или лавки для продажи оных по комиссии отправлены не были. Иоганн Август Тишнер, фортепианный мастер и купец в С.-Петербурге".

Архивные материалы по Петербургской ремесленной управе свидетельствуют о том, что в 1831-1868 годах среди цехов по специальностям значился "клавикордный цех". Туда, очевидно, зачислялись мастера и рабочие фортепианного дела. В середине XIX века количество работников этого цеха было достаточно большим, а наличие в нем русских и иностранных работников побудило Ремесленную управу издать в 1856 году инструкцию "об обрядах русского и иностранного клавикордного цехов". С 1862 года клавикордный цех объединяется с часовым цехом. После 1869 года сведений о приеме в клавикордно-часовой цех и об увольнении из него не встречается.

В то же время в Петербурге работал знаменитый бельгийский фортепианный мастер Гейнрих Герман Лихтенталь. Будучи разорен у себя на родине во время революции 25 августа 1830 года, Лихтенталь ликвидировал свою фабрику в Брюсселе и спустя некоторое время переселился в Петербург. Здесь в 1840 году он основал небольшую фортепианную фабрику (на Фонтанке, угол Апраксина переулка, в доме Шмидта), просуществовавшую до его смерти (1854) .

Несмотря на кратковременность пребывания в Петербурге, Лихтенталь оказал на петербургское фортепианное строительство большое и благотворное влияние и явился инициатором многих полезных нововведений. Об инструментах Лихтенталя заговорили уже в середине 40-х годов прошлого столетия; оказывается, что "знаменитый Лист первый указал здешней публике на достоинство фортепьян Лихтенталя. Не только в С.-Петербурге Лист не хотел играть на других инструментах, кроме Лихтенталевых, но даже возил их с собой из Парижа в Мадрид, не надеясь найти там фортепьян Лихтенталя, которые находятся во всех столицах Европы".

Изобретательный мастер построил много своеобразных инструментов, из которых следует упомянуть смычковый клавир (1838), комбинацию смычкового клавира и фортепиано (запатентована в 1843), флигель малого размера и "квадратный флигель" (1845), "империал-флигель" (1846) с перекрестными струнами, отличавшийся от современных ему инструментов большой силой звука. В 1851 году Лихтенталь выставлял на всемирной выставке в Лондоне рояль с перекрестными струнами и рояль с двумя резонансными деками - Лихтенталь был первым фортепианным мастером в Петербурге, употреблявшим в инструментах перекрестные струны. Впрочем, последняя попытка была малоудачной и успеха не имела. Сохранившиеся до настоящего времени в СССР инструменты Лихтенталя петербургского периода представляют большую редкость (после смерти Лихтенталя его фабрика была приобретена петербургскими купцами Шиллером и Веком и под их фирмой некоторое время выпускала рояли и пианино. Однако эти инструменты, также имевшие перекрестные струны, в отличие от лихтенталевых, были сделаны довольно грубо и посредственно, обладали простоватым тембром звука. Впоследствии Век вышел из этого предприятия, а Шиллер еще некоторое время продолжал выпускать свои посредственные инструменты. Фабрика была ликвидирована в конце XIX века).

Единичные экземпляры, с которыми нам недавно удалось ознакомиться в Москве (кабинетный рояль и пианино) показывают очень добротную столярную работу и, по восстановлению их игровых механизмов и дек, должны дать высокие качества звука, в сравнении с современными им инструментами других отечественных фабрик и мастерских.

В 1841 году один из живших в Петербурге фортепианных мастеров - Яков Беккер - основывает большую фабрику. Большой знаток фортепианного дела, он поставил его очень солидно и выпускал преимущественно рояли небольших размеров, которые были в большом ходу в то время, по сравнению с еще малосовершенными пианино и прямоугольными (столообразными) фортепиано. Беккер ввел в свои инструменты ряд усовершенствований, как, например: деревянный каподастр и способ регулирования клавиш боковыми деревяшками с винтиками, поджимающими и устанавливающими точную ширину отверстий в капсулах клавиш (1844); улучшение английского механизма, с применением мостика для регулировки положения шпилера; обращенную вниз колковую доску (1848). Последним изобретением он полагал улучшить тон верхнего регистра. Однако трудности настройки и в особенности неудобства, испытываемые при замене лопнувших струн, заставили вскоре же отказаться от такой конструкции. Беккер впервые в России (1865) применил к своим роялям механизм с двойной репетицией типа Эрара. С этого времени употребление таких типов механизма на русских фабриках становится почти всеобщим, за исключением некоторых мелких фабрик и мастерских, изготовлявших недорогие маленькие модели роялей. На такие рояли предпочитали ставить более дешевые и простые механизмы английской системы, хотя и несколько усовершенствованные, по сравнению с первоначальными типами. Пытаясь уточнить и облегчить процесс настройки инструментов, Беккер использовал (1877) натяжные механические колки для роялей, снабженные винтовой резьбой и гайками. Однако такие колки оказались неудобными в пользовании и успеха не имели.

С 1871 года фабрика Беккера перешла в собственность П. Я. Петерсона и М. А. Битепажа. Они значительно расширили производство, применив наилучшие в то время способы обработки дерева и металла. Фабрика начала выпускать первоклассные инструменты, построенные весьма тщательно в отношении сборки, конструкции и пригонки отдельных внутренних частей и безукоризненные в смысле наружной отделки и полировки. Эти инструменты отличались прочностью и долговечностью. Тон их был полный и глубокий (иногда напоминал в басовом и среднем регистрах тон инструментов Стейнвея (между прочим, Беккер еще в 1868 г. начал строить свои концертные рояли по типу, близкому к существовавшей тогда модели концертных роялей Стейнвея, копируя в точности размеры и фигуру корпуса, систему рамы, мензуру струн и форму штегов (кобылок). Дискантовый регистр Беккеру менее удавался, и звуки верхних струн были несколько жидковаты и недостаточно певучи.

В 1903 году фабрику Беккера приобрел Карл Карлович Шредер, который продолжал вести это дело под фирмой "Я. Беккер" вплоть до первой мировой войны. Он значительно расширил производство, построив для фабрики новый шестиэтажный корпус и обогатив ее новейшим оборудованием и современными машинами. Продукция фабрики была наибольшей из всех русских фабрик. В последние годы перед войной она выпускала до 1800 инструментов в год, при 400 рабочих. Инструменты ее неоднократно получали высшие награды на выставках, высоко ценились пианистами и были в большом употреблении в Петербургской и Московской консерваториях и других учебных заведениях.

В 1856 году в Петербурге была основана фабрика Ф. М. Мюльбах. Вначале это была маленькая мастерская, где работало всего трое рабочих, сперва производивших только рояли. Качество инструментов вскоре обратило на себя внимание публики, и дело было постепенно расширено. В 1878 году фабрика перешла к сыну ее основателя - Федору Федоровичу Мюльбаху. Изучив фортепианное производство в Лейпциге, он расширил и улучшил производство: ввел в конструкцию инструментов ряд усовершенствований и выработал очень удачный тип малого рояля (миньон), получивший благодаря компактности и хорошему тону, огромный спрос. Кроме того, фабрика начала выпускать пианино. Высокое качество звука, необычайная прочность и выносливость инструментов обеспечили фирме всероссийскую известность. Перед войной фабрика перешла в Ф. Натингу - знатоку фортепианного производства и одаренному музыканту, продолжавшему улучшать дело. Ежегодная продукция фабрики непрерывно повышалась и дошла в 1913 году до 1100 инструментов, при 250 рабочих. Весной 1914 года Натинг выпустил новые усовершенствованные кабинетные рояли типа Стейнвея, с гнутыми цельными боками корпуса, дискантным колокольчиком, механизмом с двойной репетицией и великолепным певучим тоном, средним по характеру между малыми роялями Стейнвея и Бехштейна. Этих выдающихся по качеству инструментов было выпущено всего четыре. Война вскоре навсегда парализовала производство на этой фабрике.

Кроме перечисленных выше фабрик в Петербурге работали и менее значительные фабрики и мастерские по производству фортепиано:

1865 год. Основана фабрика X. Гентша. Она выпускала только небольшие рояли, весьма посредственного качества. Тон инструментов был глухой в верхнем и среднем регистрах, а в басах-звенящий. Бывали случаи разрыва резонансных дек, так как последние изготовлялись слишком слабыми и тонкими. Улучшению качества звука не помогло патентованное (1882) Гентшем применение второй резонансной деки, соединенной с нормальной декой рядом соединительных стержней (душек). В конце XIX века фабрика была ликвидирована.

1892 год. Начала работать фабрика Рудольфа Ратке, переведенная из Дерпта (Тарту, основана в 1867 году). Это предприятие среднего масштаба (100 рабочих) выпускало в год до 400 инструментов. При грубоватой наружной и внутренней работе и несколько простоватом тембре своего звука, инструменты Ратке были очень прочны и выносливы и, будучи относительно дешевыми, находили себе достаточный спрос. В начале первой мировой войны фабрика была ликвидирована (впоследствии дело было перенесено в Берлин).

Фортепианная фабрика Германа Майра начала работать в Петербурге в 1871 году. Она выпустила небольшое количество инструментов посредственного качества, но, благодаря дешевизне, нашедших себе достаточный спрос.

1880 год. Построена фабрика пианино Смита и Вегенера. Это предприятие среднего размера выпускало в год до 500 пианино, при 150 рабочих. Пианино делались преимущественно двух размеров - среднего и большого (так называемого "концертного"). По качеству инструменты этой фирмы были очень хорошими; постройка их была тщательной и капитальной, благодаря чему инструменты были весьма прочными и выносливыми. Они имели глубокий тон и хорошую звучность.

1874 год. Основана небольшая фабрика В. К. Рейнгардта, просуществовавшая недолго и выпускавшая лишь посредственные пианино разных моделей.

1878 год. Возникла фортепианная мастерская Асколина, выпускавшая небольшое количество хотя и посредственных, но зато дешевых роялей и пианино. Благодаря этому, на инструменты этой фирмы всегда был достаточный спрос.

1880 год. Открылась фабрика пианино и роялей Гетце. Она строила очень массивные, но не вполне удовлетворительные инструменты, которые не могли конкурировать с инструментами других русских и иностранных фабрик. Инструменты Гетце имели звенящие басы, глухие дисканты и тугую клавиатуру, что, конечно, не могло удовлетворять даже и не слишком требовательных музыкантов.

1888 год. Начала работать фортепианная фабрика Леппенберга, выпускавшая весьма посредственные пианино и рояли, которые плохо держали строй, имели не выровненные регистры и тупой, лишенный сочности звук. Однако, вследствие дешевизны, эти инструменты, подобно инструментам других третьеклассных фирм, все же имели известный сбыт.

1890 год. Основана небольшая фабрика А. Г. Гергенса, работавшего ранее техником на фабрике Бехштейна в Берлине. Хотя инструменты этой фабрики были вполне удовлетворительны и обладали приятным тоном и туше, однако дело не могло быть значительно расширено, из-за отсутствия у владельца необходимого оборотного капитала.

1903 год. Эрнст Изе (Хийз), ученик Ю. Блютнера, позднее работавший мастером на фабрике братьев Дидерихс, организовал собственное дело. Фабрика, выпустившая небольшое количество высококачественных кабинетных роялей и пианино разных размеров, просуществовала до 1914 года (впоследствии она была переведена в Таллин).

1894 год. Основана фабрика А. Раузера и А. Битепажа, выпускавшая инструменты вполне удовлетворительные как по внешности, так и по звуковым качествам.

1898 год. Свой филиал открыла известная дрезденская фирма К. Рениш, считая русский рынок благоприятным для сбыта хороших клавишных инструментов. Это была небольшая, но образцово оборудованная фортепианная фабрика, выпускавшая инструменты первоклассного качества, почти ни в чем не уступавшие подлинным дрезденским изделиям. Инструменты здесь частично собирались из привозимых из Дрездена деталей и полуфабрикатов; часть деталей и узлов, главным образом корпуса, изготовлялась в Петербурге. Особенно удачными были салонные и малые концертные рояли и пианино небольшого размера. Перед первой мировой войной фабрика выпускала в год 900 инструментов, имея 200 рабочих.

1900-1901 годы. Построена специальная фабрика пианино фирмы братьев Оффенбахер. Образцово поставленное, электрофицированное предприятие, построенное по последнему слову техники, выпускало первоклассные пианино разнообразных моделей и стилей отделки. В последние годы перед войной фабрикой были разработаны хорошие модели роялей типа "миньон" и большие концертные (в последних была применена конструкция "открытой" чугунной рамы). Инструменты фирмы были очень прочными и обладали хорошим звуком. Сбыту инструментов немало содействовало то, что эта фабрика первая в России организовала продажу инструментов с широкой рассрочкой платежа, а также ввела в обращение большой прокатный фонд из своих инструментов. Проводя в оборудовании фабрики и в системе производства некоторую рационализацию, фабрика могла развить, по сравнению с другими русскими фабриками, наивысшую производительность: при 175 рабочих годовой выпуск инструментов доходил до 1000 штук.

Таким образом, Петербург, имевший 21 фабрику и мастерскую, стал главным центром русского фортепианного производства. Он давал свыше 80% всей отечественной продукции. Что же касается других городов России, то хотя в них и имелось некоторое количество фирм и предприятий, производивших клавишные инструменты, однако количественный выпуск инструментов всех этих фабрик и мастерских, а также качество изделий сильно уступали петербургским предприятиям.

В Москве мы находим более десятка различных фирм, имевших небольшие фабрики и сборочные мастерские. Первой по времени возникновения следует считать фортепианную фабрику Безекирского, существовавшую в 30-60-х годах XIX века. Инструменты этой фирмы не выделялись по своим качествам и до наших времен не сохранились.

Фабрика Л. Штюрцваге, основанная в 1842 году, выпускала, главным образом, прямострунные рояли венского образца и больших размеров, обслуживая ими московские женские институты и другие учебные заведения. Инструменты были грубы по своей внешней и внутренней работе. Впоследствии Штюрцваге применил английские механизмы, но все же его инструменты имели тяжелую в игре клавиатуру и грубый, лишенный певучести звук. Будучи предприимчивым и изобретательным мастером, Штюрцваге пытался улучшить свои инструменты введением различных усовершенствований в механизм, полагая создать эффект двойной репетиции иными способами, чем это делал Эрар; кроме того он вводил различные резонансные приспособления, октавные копулы и т. п. Однако это не улучшило качество его инструментов настолько, чтобы они могли конкурировать с изделиями других фирм. Дело Штюрцваге не получило развития и ликвидация его фирмы в начале XX века прошла безболезненно для русской музыкальной культуры.

Фабрика Эберга была основана в 1852 году. Она выпускала также довольно посредственные фортепиано с тусклым тоном. После нескольких лет пользования инструментами, в них часто появлялось некоторое дребезжание. Рояли этой фирмы были несколько лучшего качества, чем пианино. Предприятие просуществовало до начала XX столетия.

На фабрике Мейбома (1865) инструменты собирались из заграничных деталей и имели посредственное качество.

В период 70-80-х годов XIX века в Москве существовали также и небольшие мастерские Детлаф-Лисянского, А. Услаль, А. Петрова, Хильвега, Мейкова, Струева, Сигунова, Ланге, Вихмана, А. Камне, Ф. Корецкого, Карклина и Коха, занимавшиеся сборкой инструментов из готовых заграничных деталей и ограничивавшихся в собственном производстве лишь необходимым минимумом столярной работы. Изделия этих мастерских в общем были довольно посредственного качества и находили сбыт лишь благодаря относительной дешевизне. Большинство названных предприятий прекратило деятельность к началу XX века.

Киев. Фабрика А. Штробля, основанная в 1873 году, вырабатывала главным образом пианино. Ее изделия отличались очень добросовестным изготовлением, с применением всех правил фортепианного строительного искусства. Пианино Штробля имели прекрасный тон и отличались большой прочностью и выносливостью, благодаря чему и получили широкое распространение, особенно на юге России. Рояли Штробля были значительно менее удачными и выделывались фабрикой лишь в очень небольшом количестве. Фабрика Мекленбурга открылась в 1876 году. Являясь по масштабу скорее крупной мастерской, она производила только пианино значительно худшего качества, по сравнению с инструментами предыдущей фабрики. Они имели грубоватый тон: вследствие слабой конструкции колковой доски, плохо держали строй. Поэтому они получили более ограниченное распространение.

Харьков. Мастерская А. Горна строила дешевые пианино (очень убогой конструкции, из недостаточно выдержанных материалов), имевшие сбыт главным образом в мелкие провинциальные города. Более солидное предприятие А. М. Бермана, основанное в 1890 году, выпускало пианино большого размера, прочные по конструкции, хорошего качества. Оно просуществовало до 1903 года, а после ликвидации превращено в филиальную мастерскую петербургской фабрики братьев Оффенбахер.

Одесса. В 1843 году здесь была основана фабрика Адольфа Шена, а в 1856 - фабрика М. Рауша. Оба предприятия изготовляли небольшое количество инструментов среднего качества и имели только местное значение.

Ростов-на-Дону. Фортепианная фабрика Л. Адлера (1880) строила пианино удовлетворительного качества, несколько напоминавшие пианино петербургской фабрики К. Шредера. После смерти владельца, в начале XX века она перешла к Андрею Андреевичу Дидерихсу.

Саратов имел небольшую фортепианную мастерскую М. Эрихсона.

Тифлис. Фортепианная мастерская Антона Копша, основанная в 1888 году, производила посредственные инструменты, находившие местный сбыт.

Рига. Фабрика Трессельта (1871) выпускала отличные инструменты - рояли, прямоугольные фортепиано и пианино.

Довольно крупное производство существовало в Польше, бывшей в то время западной окраиной России.

В Варшаве были три фортепианные фабрики: Кернтопфа, Малецкого, Новицкого и фортепианная мастерская А. Кевитша. Они выпускали преимущественно пианино, собирая их из готовых заграничных частей. Изделия, отличаясь вполне удовлетворительными качествами, имели широкий местный сбыт, кроме того небольшое количество инструментов попадало в другие местности России. По тону особенно выделялись инструменты Новицкого.

В Калише работали фортепианные фабрики Арнольда Фибигера (1878), Т. Беттинга (1887), К. и А. Фибигера (1889), существовавшая под фирмой "Аполло". В противоположность варшавским фабрикам, эти предприятия снабжали своими изделиями довольно обширный юго-западный район России - Украину, Белоруссию и др. Наиболее крупным предприятием была фабрика Беттинга, выпускавшая пианино американских моделей и рояли. Инструменты были построены весьма тщательно, как со стороны внешней отделки, так и внутренних механизмов. Рояли этой фирмы по тону были более удачными, чем пианино. Последние отличались красотой внешней отделки. Две другие фирмы вырабатывали пианино среднего качества, уступавшие изделиям Беттинга, которые, благодаря своей дешевизне, находили большой сбыт.

Лодзь была третьим центром польского фортепианного производства. Здесь работали небольшие фабрики Р. Койшвица (изготовляла пианино, не уступавшие по своим качествам пианино петербургских фабрик) и Рейнберга.

Общая годовая потребность России в фортепиано перед первой мировой войной достигала 22000 инструментов. Эта цифра не была превзойдена нашей отечественной промышленностью, которая дошла к 1913 году только до 13 500 в год. Недостающие инструменты ввозились из-за границы. Это были либо дорогие концертные и полуконцертные рояли первоклассных мировых фирм, либо дешевые пианино (последние использовались главным образом в провинции или же в многочисленных прокатных конторах и магазинах). Такими инструментами, качество которых стояло не на высоком уровне, удовлетворялся в значительной степени спрос невзыскательного массового потребителя. Инструментов среднего качества из-за границы ввозилось сравнительно мало, ибо с ними вполне могло конкурировать наше отечественное производство. Такое уравновешенное соотношение внутреннего производства и ввоза заграничных инструментов установилось уже в начале XX века, затем непрерывно из года в год цифра потребления инструментов увеличивалась.

Большинство мелких фабрик и мастерских в провинции, за исключением предприятий Польши, Прибалтики, Киева и Москвы, было почти ликвидировано еще задолго до начала первой мировой войны; результаты же последней были таковы, что почти все фортепианное производство в России вскоре же после ее начала было приостановлено и даже совсем прекращено. Часть владельцев фабрик, бывших германскими и австрийским подданными, вынуждена была немедленно покинуть Россию. Многие фабрики остановились не из-за отсутствия материалов и привозных полуфабрикатов (преимущественно немецкого изготовления), а, главным образом, вследствие недостатка рабочей силы, так как все лучшие мастера - немцы, чехи и австрийцы - выбыли из России. Одно за другим ликвидировались и приостанавливались на неопределенное время лучшие предприятия, и только двум фабрикантам - И. К. Шредеру А. Ф. Дидерихсу - удалось с большими усилиями и затруднениями сохранить на своих фабриках небольшое производство роялей и пианино. Они собрали всех оставшихся в Петербурге фортепианных мастеров и рабочих, преимущественно пожилого, непризывного возраста, наладили связь с французской фабрикой механизмов Гербургера (выделывавшей превосходные механизмы системы Швандер-Эрара) и сохранили производство небольшого количества инструментов до начала 1918 года.