Все пианисты. История фортепиано - Опять неудовлетворенность, опять искания

Опять неудовлетворенность, опять искания

Первое изображение клавицимбала

В противоположность клавикорду, сохранившему на протяжении столетий свою прямоугольную форму почти без изменений, клавицимбалы уже вскоре после их возникновения начали претерпевать изменение формы. Первоначально они имели крыловидную форму, заимствованную, по-видимому, от непосредственного безклаквиатурного прототипа - псалтериума (маленького, легко переносимого инструмента, с небольшим числом струн и клавиш). Эту форму клавицимбал мы видим на первом по времени рисунке из Веймарской "Книги чудес" (1440).

Рисунок довольно схематичен. На нем изображено необычное равномерное распределение длинных и коротких клавиш, намекавшее на звукоряд, отличный от применяемого ныне хроматического звукоряда. Одной из первоначальных форм оперенных инструментов была крыловидная (струны расположены вдоль по направлению к играющему).

Другой характерный момент конструкции заключается в том, что в первых клавикордах количество струн было меньшим, чем количество клавиш, то есть применялась "связная" система. В клавицимбалах же с самого начала было применено число струн, равное числу клавиш, то есть так называемая "свободная конструкция". Первые клавицимбалы, часто в то время называвшиеся, как и клавикорды, "английскими шахматными досками", получили широкое распространение на юго-западе Европы, преимущественно в Испании, но затем вскоре стали известными и на остальном континенте Западной Европы. В начале XVI века о них подробно рассказывает базельский инструментовед и теоретик Себастьян Вирдунг ("Musica getutscht und ausgezogen", 1511), несколько позднее (1545) о клавицимбалах пишет Мартин Агрикола (1486-1556), а за ним и другие писатели о музыке того времени.

Итак, характерная форма клавицимбала, напоминающая крыло птицы, устанавливается сравнительно рано, примерно около половины XV века. Она была вызвана неравной длиной струн, необходимой для низких, средних и высоких тонов. Размер инструментов вначале был небольшим, их можно было ставить на столы. На протяжении последующих веков размеры клавицимбала изменялись. Большие, концертные клавицимбалы помещали на специальные подставки или же приделывали к их корпусам ножки. Так появилась конструкция, унаследованная современными роялями. Клавицимбалы крылообразной формы остались преобладающими на долгое время. Впоследствии форма и величина инструмента стали вызывать ряд неудобств и осложнений: они были громоздкими, тяжелыми и дорогими. Поэтому, наряду с клавицимбалами, широко применялись меньшие по размерам и более удобные в быту разновидности оперенных клавиров.

Одной из них была форма прямоугольного ящика, взятая, в сущности, от клавикордов; подобные инструменты, небольшой и средней величины, получили общее название спинетов. Последние были самой разнообразной величины и звукового объема. (Наименьшие из них делались даже в форме швейных и туалетных шкатулочек с отделениями внутри для иголок, ниток, булавок, рукоделий и т. д.) Спинетам больших размеров часто придавалась пятиугольная форма, дававшая возможность более удобно располагать в них струны и части механизма. Струны, как и в клавикордах, шли поперек или несколько под углом к играющему и клавиатуре, которая часто помещалась за пределами ящика - на его передней стороне. Как и другие музыкальные инструменты того времени, спинеты нередко богато украшались живописью, резьбой, позолотой, инкрустацией и даже драгоценными камнями.

Сила звука спинетов и им подобных инструментов, вследствие небольшой длины струн; а также малой площади резонансной деки, естественно, была слабее, чем у больших клавицимбалов; однако в домашнем быту она признавалась вполне достаточной.

Наряду с горизонтальными формами оперенных клавиров довольно рано (по-видимому, в начале XVI века) появляется их вертикальная разновидность, получившая название клавицитерия. По существу-это крылообразная форма клавицимбала, поставленного на поперечную, клавиатурную сторону, хвостом вверх Для удобства игры, клавиатура клавицитерия сохранила горизонтальное положение, находясь в плоскости, перпендикулярной к плоскости расположения струн, а игровой механизм получил несколько иную конструкцию передачи движения от задних концов клавиш к прыгунам, которые поместили также в горизонтальное положение.

Механизм клавицитерия

Передняя крышка клавицитерия при игре обыкновенно открывалась, звук лился свободно и стал сильнее, чем у других форм щипковых клавишных инструментов подобных размеров.

В то время как клавикорды сохранили основную форму и общее для всех западноевропейских стран название, оперенные инструменты получили множество разнообразных названий: в Италии-клавичембало (clavicembalo), или просто чембало (cembalo), во Франции - клавесин (clavecin), в Англии - арпсихорд (harpsichord), в Германии - кильфлюгель (Kielfliigel), в России - клавицимбал или клавесин, инструменты треугольной или пятиугольной горизонтальной формы в Германии и Италии начали называть спинетами, во Франции - эпинетами, в Англии прямоугольная горизонтальная форма получила специфическое наименование вёрджинел (virginal) (некоторые инструментоведы и музыкальные историки прошлого создали легенды о происхождении названий оперенных инструментов: так, например, название "спинет" связывали с именем мастера, который его изобрел - Spinetus; или же "virginal" истолковывался С. Вирдунгом, как "девический" инструмент, потому что на нем предпочитали играть молодые девушки и дамы, и потому что его любила "девственная королева" английская Елизавета. На самом деле название спинет могло произойти от латинского слова spina - шип, игла, колючка, а название вёрджинел - от латинского слова - virgula - палочка).

Оперенные инструменты, как выше указывалось, получили первоначальное распространение на юго-западе Европы; однако их производство в Италии началось уже во второй половине XV столетия. Так например, упоминание о чембало мы находим в письме Тантини из Модены в 1461 году. Изобретение клавесина приписывалось Николаю Вичентини и относилось к 1492 году, а самый древний спинет, сохранившийся до настоящего времени в Кельнском музее Вильгельма Гейера, был построен в 1493 году.

Возникновение вёрджинела также относят с достаточной вероятностью к концу XV века, следовательно, все эти типы инструментов, по-видимому, были разработаны и возникли в разных странах почти одновременно Только клавицитерий как инструмент с несколько усложненным механизмом, появился позднее: вероятно, в начале XVI века (впервые рисунок его приводит Себастьян Вирдунг, хотя пишет, что этого инструмента не видел).

Сопоставление богатого тончайшими оттенками клавикорда и блестящего, но сухо и остро звучавшего клавицимбала было явно не в пользу последнего. И поэтому внимание как музыкантов, так и мастеров инструментов было обращено на то, чтобы внести в звуки оперенных клавиров некоторое разнообразие и гибкость. Для этого техника того времени пошла по уже оправдавшему себя в органном строительстве пути - созданию многоклавиатурных инструментов и изобретению регистров, имеющих разный характер звука, которыми играющий мог бы управлять по своему желанию.

Но все подобные приспособления вели к увеличению количества струн в инструментах и к усложнению их механизмов. Для этого требовалось много места внутри, и поэтому все подобные устройства чаще всего вводились в самую большую разновидность - в крылообразные инструменты - клавицимбалы и клавесины.

Копируя приемы органного строительства, в этих инструментах стали натягивать несколько комплектов струн, настроенных в разных строях. Чаще всего применялась такая комбинация: два комплекта струн настраивались в нормальном 8' тоне, один - октавой выше (в 4' тоне) и один - на октаву ниже (в 16' тоне). Каждый из этих четырех комплектов струн мог включаться, по желанию исполнителя, по одиночке или группами; таким образом, в распоряжении исполнителя получалось 11 разнообразных комбинаций звуков различно настроенных струн, а следовательно столько же изменений силы и характера звука.

Обычно четверной комплект различно настроенных струн применялся в двух или трехклавиатурных инструментах, где исполнитель заранее подготовлял на разных мануалах различные комбинации струн, а затем в процессе игры, переходя с клавиатуры на клавиатуру, мог быстро менять характер звука. Кроме того, посредством механической копуляции (соединения друг с другом различных клавиатур), также заимствованной из органной техники, он мог давать клавесинное tutti.

Пробы применения различных материалов для зацепляющих струны язычков показали, что идя этим путем, можно получать различный характер звука, добиваться разной громкости в момент его возникновения. Применение тонких язычков давало более мягкие звуки, а жестких материалов (до металлических стерженьков и пластинок включительно) - яркие и резкие звуки.

Форма язычков тоже оказывала влияние на тембр звуков: при более острых язычках деформация струн в точках зацепления была значительно большей, чем в случаях зацепления широкими и тупыми язычками. В первом случае в колебаниях струны возникало большее число высоких гармоник, а следовательно получался более острый и звенящий тембр. Вообще последний, вследствие тонкости струн и относительно слабого их натяжения, имел всегда более или менее "проволочный" оттенок.

Наконец, варьируя расположение прыгунов, то есть используя разные точки возбуждения струн, также возможно было в некоторых пределах влиять на тембр получаемого звука. Резкость его увеличивалась по мере приближения зацепляющего язычка к передней или задней границе действующей части струны, а по мере приближения точки возбуждения к середине струны количество обертонов уменьшалось и возрастала мягкость и глухость.

Мастера и регулировщики инструментов могли устанавливать положение язычков так, что они в разной степени оттягивали струны: получалась еще одна возможность влиять на силу и громкость звука.

Из регистров, изменявших характер звука иными способами, наибольшее применение получили фаготовый и лютневый регистры. При действии первого на струны басовой половины инструмента накладывалась полоска бумаги или пергамента, и тембр приобретал гнусавый оттенок; при действии второго он несколько приглушался, утрачивая остроту и звонкость и быстро затухал, как бы притуплялся. Такие звуки несколько напоминали звуки лютни и подобных ей щипковых инструментов и хорошо подходили для аккомпанемента мелодии.

Иногда делались еще регистры для подражания различным звенящим и ударным инструментам, но особого значения они не имели и продержались в употреблении сравнительно недолго, так как значительно усложняли конструкцию инструментов и затрудняли пользование ими. Из подобных изобретений, ставших курьезами механики, можно упомянуть изобретенный в 1724 году Пихельбеком "пиано-оркестрион" с применением флейт, труб и литавр, а также инструмент-монстр Прокопия Дивиша (1730) под названием "Золотой Дионис" (Denis d'or), имевший 790 струн и 130 изменений звука (регистров) и приспособленный к тому же для извлечения звуков посредством электричества (это первое зарегистрированное в истории применение в музыкальных инструментах электричества; каково было устройство этого инструмента, в литературе найти не удалось).

И все-таки, несмотря на довольно широкие возможности звукового оснащения оперенных инструментов, в распоряжении исполнителя имелся лишь очень ограниченный ассортимент приемов для внесения разнообразия в звуковую палитру, можно было, подобно диспетчеру железнодорожной станции, действовать лишь поворотом рукояток или нажимом кнопок устанавливающему "маршрут" по тому или иному направлению. Большего ему не было дано...

Оперенные инструменты во все время их существования и употребления являлись источником противоречий: с одной стороны, по сравнению со скромным клавикордом, они давали много звуковых и технических возможностей в игре и несомненно в какой-то степени больше удовлетворяли современников; с другой же стороны, в их звуковых возможностях, постоянно чувствовалась определенная недостаточность.

Во второй половине XVIII века оперенные инструменты постепенно сходили с музыкальной эстрады и исчезали из употребления в быту, уступая свое место более выразительному фортепиано. Последней датой их применения следует считать примерно 1800 год: с этого времени упоминания о них на некоторое время исчезают из литературы.