Все пианисты. История фортепиано - Клавикорд и современное ему общество

Клавикорд и современное ему общество

При длительном, свыше трех веков, сосуществовании с клавицимбалом клавикорд был очень любим и ценим современниками, особенно в Германии, где его звуковые качества вполне отвечали музыкальным потребностям и стилю того времени. В противоположность мощному, сложному и громоздкому органу и несколько шумному, с острым характером звука чембало, он являлся домашним, камерным инструментом, предназначенным для выражения мягких, интимных настроений и переживаний. Начиная с XVII века, клавикорд становится по преимуществу немецким музыкальным инструментом. О том, как высоко ценили его в этой стране, имеются многочисленные указания. Известный музыкальный писатель того времени Матесон (1681-1764) говорит о его достоинствах в своих многочисленных книгах. В "Новооткрытом оркестре" (1713) он пишет: "Наиболее ходовые и галантные пьесы, как, например увертюры, сонаты, токкаты, сюиты и т. п. лучше и чище всего могут быть исполнены на хорошем клавикорде, так как на нем можно яснее выдержать и оттенить певучее исполнение, чем на одновременно и одинаково сильно звучащих флигелях и эпинетах... Кто хочет услышать деликатную игру и чистоту украшений, тот пусть подведет своего кандидата к изящному клавикорду, так как на большом клавицимбале с тремя или четырьмя регистрами звуки выходят как бы беспокойными и вырываются с шумом, благодаря чему исполнение хороших "манер" становится невозможным".

Другой музыкальный ученый - И. Г. Вальтер (1684- 1748) в своем "Музыкальном лексиконе" (1732) говорит, что клавикорд является первой грамматикой для каждого играющего, и что это мнение высказывал еще старый Вирдунг в XVI веке, советуя ученику: сначала принимайся за клавикорд, потому что, выучившись на клавикорде, легко будешь играть и на органе, на клавицимбале, на вёрджинеле и на других клавирах.

Самым выдающимся клавикордистом был один из сыновей великого И. С. Баха - Филипп Эмануэль, оригинальный и высокообразованный музыкант. Он первый изобрел прием колебания и покачивания звука (beben), стал применять фермато, морденто, двойной триллер и другие украшения для клавикорда. Свой опыт игры на клавикорде Ф. Э. Бах изложил в большом трактате "Опыт правильного способа игры на клавире" (Versuch uber die wahre Art das Klavier zu spielen, 1753-1762). Это была первая подробная техническая книга для клавиристов. Кроме того, она явилась окончательной апологией техники большого пальца, положенной в основу современной фортепианной игры.

К тому времени, когда появилось фортепиано и старинные инструменты постепенно вытеснялись, игра на клавикорде была еще в расцвете. Это совпало со второй половиной XVIII века - периодом сентиментализма. Вероятно, для наслаждения "плавающих в слезах размягченных душ" наиболее пригодным был нежный звук клавикорда, соответствующий их музыкальным желаниям и потребностям (приведем наиболее характерные высказывания "сентименталистов" о клавикорде: музыкальный ученый начала XIX века Кох писал, что клавикорд является "утешением в страданиях и другом, участвующим в весельи" ("Музыкальный лексикон", 1802). А Даниель Шубарт (1739-1791), один из характернейших писателей эпохи сентиментализма, писал: "кто не склонен к шуму, беспокойству и бушеванию, но чье сердце часто и охотно разливается в сладких ощущениях, тот пройдет мимо флигеля и фортепиано, и выберет клавикорд работы Фрипа, Шпата или Штейна" ("Идеи музыкальной эстетики"), "кто от клавикорда переходит к флигелю, тот не имеет сердца, тот плохой музыкант" или же: "ах, не тоскуй по шуму флигеля! Ведь клавикорд дышит так нежно, как твое сердце" ("Музыкальные рапсодии").

Бетховен, при жизни которого клавикорд был еще в употреблении, отзывался о нем как о единственном клавишном инструменте, звуки которого имеют силу выразительности. Однако он, стремясь достигнуть наибольшего диапазона выразительности своих музыкальных произведений, все же обратился к фортепиано, инструменту с большими динамическими ресурсами.

К началу XIX в. клавикорд уступил свое место фортепиано, инструменту с новыми, значительно более богатыми выразительными ресурсами. Последней датой применения клавикорда можно считать 1820 год. С этого времени упоминания о нем на некоторое время исчезают.

Из старинных мастеров, строивших клавикорды, наиболее известны Доменико из Пизары (первая половина XVI века), Даниель Т. Фабериз Крайльгейма (XVIII век), Миддебург и Кристоф Флейшер (XVIII век), Хр. Г. Губерт из Байрейта (1714-1793), Шпат, И. П. Кремер и его сыновья (Геттинген, 1743-1819) и К. Лемме (Брауншвейг, 1747-1808).

Прошло всего около сорока лет, и во второй половине XIX века появляется тяготение к реставрации этого инструмента для исторически верного воспроизведения старинной клавирной музыки. Так, например, в 1857 году штутгартский фортепианный мастер Гофман изготовляет клавикорды по заказу одного английского любителя, в 1879 году Chatterton в Лондоне переделывает свое столообразное фортепиано в клавикорд, а в 1894 году мастер Долмеч в Лондоне строит несколько клавикордов для английских любителей старинной клавирной музыки.

В начале XX века многие западноевропейские фабрики и мастерские более или менее регулярно делают клавикорды, точно копируя лучшие сохранившиеся старинные образцы этих инструментов. Особенно широко поставлено производство современных клавикордов в Англии.

Благодаря развитию радиотехники и электроники, в последние десятилетия предпринимались попытки усилить слабые звуки клавикорда электрическими средствами. Однако опыты пока не дали удачных результатов сохранения специфических особенностей тембра инструмента.

В наши дни клавикорд, конечно, не будет занимать такое значительное место в музыкальной жизни, какое он имел прежде. Но все же, думается, он поможет воспроизвести образцы сугубо камерного, интимного звучания старинных клавирных произведений, раскрыть их художественные достоинства в большей степени, чем это может сделать современное фортепиано.