Все пианисты. История фортепиано - Демус Йорг
Йорг ДЕМУС

ДЕМУС Йорг (р. 2. XII 1928)

Артистическая биография Демуса во многом сходна с биографией его друга Пауля Бадура-Скоды: они ровесники, росли и воспитывались в Вене, окончили здесь Музыкальную академию, одновременно начали концертировать; оба любят и умеют играть в ансамблях и вот уже четверть века составляют один из популярных во всем мире фортепианных дуэтов. Много общего и в их исполнительском стиле, отмеченном уравновешенностью, культурой звука, вниманием к деталям и стилистической выверенностью игры, то есть характерными чертами современной венской школы. Наконец, сближают двух музыкантов и репертуарные склонности - оба отдают явное предпочтение венской классике, настойчиво и последовательно пропагандируют ее.

Но есть и различия. Бадура-Скода несколько раньше завоевал известность, причем, известность эта базируется прежде всего на его сольных концертах и выступлениях с оркестрами во всех крупнейших центрах мира, а также на педагогической деятельности и музыковедческих трудах. Демус концертирует не так широко и интенсивно (хотя тоже объездил весь мир), не пишет книг (хотя ему принадлежат интереснейшие аннотации ко многим записям и изданиям). Его репутация зиждется в первую очередь на самобытном подходе к интерпретаторским проблемам и на активной деятельности ансамблиста: помимо участия в фортепианном дуэте, он завоевал славу одного из лучших аккомпаниаторов мира, выступал со всеми крупнейшими инструменталистами и певцами Европы, систематически сопровождает концерты Дитриха Фишера-Дискау.

Все сказанное отнюдь не значит, что Демус не заслуживает внимания просто как пианист-солист. Еще в 1960 году, когда артист выступил в США, рецензент журнала "Мюзикал Америка" Джон Ардойн писал: "Сказать, что игра Демуса была солидной и значительной, вовсе не значит принизить его достоинства. Просто это объясняет, почему она оставила ощущение скорее тепла и удобства, чем подъема. В его интерпретациях не было ничего причудливого или экзотического, и никаких фокусов. Музыка лилась свободно и легко, самым естественным образом. А этого, кстати говоря, вовсе не легко достичь. Это требует большой доли самоконтроля и опыта, которыми и обладает артист".

Демус - до мозга костей венец, и его интересы сосредоточены почти исключительно на австрийской и немецкой музыке. Причем, в отличие от Бадура-Скоды, центр тяжести приходится не на классиков (которых Демус играет много и охотно), но на романтиков. Еще в 50-х годах его признали выдающимся интерпретатором музыки Шуберта и Шумана. Позднее программы его концертов состояли почти исключительно из произведений Бетховена, Брамса, Шуберта и Шумана, хотя иногда в них встречались также Бах, Гайдн, Моцарт, Мендельсон. Еще одна область, привлекающая внимание артиста,- музыка Дебюсси. Так, в 1962 году он удивил многих своих почитателей, записав "Детский уголок". Десять лет спустя неожиданно для многих вышло в записи Демуса полное собрание - на восьми пластинках - фортепианных сочинений Дебюсси. Здесь далеко не все равноценно, не всегда хватает пианисту необходимой легкости, полета фантазии, но многое, по мнению специалистов, "благодаря полноте звучания, теплоте и изобретательности, достойно встать в один ряд с лучшими интерпретациями Дебюсси". И все же австро-немецкая классика и романтика остаются основной сферой творческих поисков талантливого артиста.

Особый интерес вызывают, начиная с 60-х годов, его записи произведений венских мастеров, сделанные на роялях, относящихся к их эпохе, причем, как правило, в старинных дворцах и замках с акустикой, помогающей воссоздать атмосферу первозданности. Появление первых же пластинок с произведениями Шуберта (самого, пожалуй, близкого Демусу автора) критика встретила восторженно. "Звук поразителен - музыка Шуберта становится сдержаннее и тем не менее красочнее, и, несомненно, эти записи чрезвычайно поучительны",- писал один из рецензентов. "Самое большое преимущество его шумановских интерпретаций - их утонченная поэзия. Она отражает внутреннюю близость пианиста к миру чувств композитора и всей немецкой романтики, который он передает здесь, нисколько не теряя своего лица",- отмечал Э. Кроэр. А после появления пластинки с ранними сочинениями Бетховена в прессе можно было прочесть и такие строки: "В лице Демуса мы нашли исполнителя, чья плавная, полная раздумий игра оставляет исключительное впечатление. Так, судя по воспоминаниям современников, мог бы играть свои сонаты сам Бетховен".

С тех пор Демус записал на пластинки (как самостоятельно, так и в дуэте с Бадура-Скодой) десятки разнообразных произведений, используя при этом все доступные ему инструменты из музеев и частных собраний. Под его пальцами наследие венских классиков и романтиков предстало в новом свете, тем более что значительную часть записей составляют редко исполняемые и мало известные сочинения. В 1977 году он, вторым из пианистов (после Э. Ней), был удостоен высшей награды Бетховенского общества в Вене - так называемого "Бетховенского кольца".

Однако справедливость требует отметить, что его многочисленные пластинки отнюдь не вызывают единодушного восторга, и чем дальше, тем чаще слышны и нотки разочарования. Все, конечно, отдают должное мастерству пианиста, отмечают, что он способен проявить экспрессивность и романтическую полетность, как бы возмещая суховатость и отсутствие настоящей кантилены у старых инструментов; бесспорны поэтичность, тонкая музыкальность его игры. И все же многие согласны и с претензиями, высказанными недавно критиком П. Косее: "Записывающая деятельность Йорга Демуса заключает в себе нечто калейдоскопическое и тревожное: чуть ли не все маленькие и большие фирмы издают его пластинки, двойные альбомы и объемистые кассеты, репертуар простирается от дидактических педагогических пьес до поздних сонат Бетховена и концертов Моцарта, исполняемых на молоточковых фортепиано. Все это несколько пестро; тревога же возникает, когда обращаешь внимание на средний уровень этих записей. День содержит всего 24 часа, даже такому одаренному музыканту едва ли под силу с равной ответственностью и отдачей подходить к своей работе, производя на свет пластинку за пластинкой". Действительно, подчас - особенно за последние годы - на результатах работы Демуса отрицательно сказываются излишняя поспешность, неразборчивость в выборе репертуара, несоответствие возможностей инструментов и характера исполняемой музыки; нарочито непритязательный, "разговорный" стиль интерпретации ведет иногда к нарушению внутренней логики классических произведений.

Многие музыкальные критики справедливо советуют Йоргу Демусу расширить концертную деятельность, тщательнее "обыгрывать" свои трактовки и лишь после этого фиксировать их на пластинку.

Цит. по книге: Григорьев Л., Платек Я. "Современные пианисты". Москва, "Советский композитор", 1990 г.



При копировании материалов сайта активная ссылка на Все пианисты. История фортепиано. обязательна!