Все пианисты. История фортепиано - Давидович Белла
Белла ДАВИДОВИЧ

ДАВИДОВИЧ Белла Михайловна (р. 16. VII 1928)

...По семейному преданию трехлетняя девочка, не зная нот, по слуху подобрала один из вальсов Шопена. Может быть, так, а может быть, это позднейшие легенды. Но во всех случаях символично, что пианистическое младенчество Беллы Давидович связывается с именем гения польской музыки. Ведь именно шопеновский "маяк" вывел ее на концертную эстраду, осенил ее имя...

Впрочем, все это произошло уже много позже. А артистический дебют ее был настроен на другую репертуарную волну: в родном городе Баку она сыграла Первый концерт Бетховена с оркестром под управлением Николая Аносова. Уже тогда специалисты обратили внимание на удивительную органичность ее пальцевой техники и покоряющее обаяние врожденного легато. В Московской консерватории она начала заниматься у К. Н. Игумнова, а после смерти выдающегося педагога перешла в класс его ученика Я. В. Флиера. "Однажды,- вспоминала пианистка,- я заглянула в класс Якова Владимировича Флиера. Захотелось посоветоваться с ним относительно „Рапсодии на тему Паганини" Рахманинова и поиграть на двух роялях. Эта встреча, почти случайная, решила мою дальнейшую студенческую судьбу. Урок с Флиером произвел на меня настолько сильное впечатление - надо знать Якова Владимировича, когда он в ударе...- что я тут же, не медля ни минуты, попросилась к нему в ученицы. Помню, он буквально заворожил меня своим артистизмом, увлеченностью музыкой, педагогическим темпераментом". Эти черты, заметим, талантливая пианистка унаследовала от своего наставника.

А вот как вспоминал об этих годах сам профессор: "Заниматься с Давидович было сплошной радостью. Она с поразительной легкостью готовила новые сочинения. Ее музыкальная восприимчивость была настолько обострена, что мне почти никогда не приходилось в занятиях с ней возвращаться к тому или иному пройденному фрагменту. Давидович удивительно тонко чувствовала стиль самых различных композиторов - классиков, романтиков, импрессионистов, современных авторов. И все же особенно близок ей был Шопен".

Да, эта душевная предрасположенность к шопеновской музыке, обогащенная мастерством флиеровской школы, раскрылась еще в студенческие годы. В 1949 году никому не известная студентка Московской консерватории стала одной из двух победительниц первого послевоенного конкурса в Варшаве - наряду с Галиной Черны-Стефаньской. С этого момента концертная карьера Давидович постоянно шла по восходящей линии. Окончив консерваторию в 1951 году, она еще три года совершенствовалась в аспирантуре у Флиера, а затем и сама вела там класс. Но главным оставалась концертная деятельность. Долгое время шопеновская музыка была основной сферой ее творческого внимания. Без его произведений не обходилась ни одна ее программа, и именно Шопену она обязана ростом своей популярности. Отличный мастер фортепианной кантилены, она раскрывалась полнее всего именно в лирико-поэтической сфере: естественность передачи музыкальной фразы, колористическое мастерство, отточенная техника, обаяние артистической манеры - вот качества, присущие ей и покоряющие сердца слушателей.

Но вместе с тем Давидович не стала узкой "специалисткой по Шопену". Постепенно она расширяла границы своего репертуара, включая в него многие страницы музыки Моцарта, Бетховена, Шумана, Брамса, Дебюсси, Прокофьева, Шостаковича. В симфонических вечерах она исполняет концерты Бетховена, Сен-Санса, Рахманинова, Гершвина (и конечно, Шопена)... "Мне очень душевно близки в первую очередь романтики,- говорила Давидович в 1975 году.- Играю их давно. Достаточно много исполняю Прокофьева и с большим удовольствием прохожу его со студентами в Московской консерватории... В 12 лет, ученицей Центральной музыкальной школы, я сыграла Английскую сюиту Баха соль минор на вечере студентов кафедры Игумнова и получила достаточно высокую оценку в печати. Я не боюсь упреков в нескромности, ибо готова тут же добавить следующее; даже достигнув зрелого возраста, я почти никогда не отваживалась включать Баха в программы своих сольных концертов. А ведь прелюдии и фуги и другие сочинения великого полифониста я не только прохожу со студентами: эти сочинения у меня в ушах, в голове, ибо, живя в музыке, без них попросту нельзя обойтись. Иное сочинение, хорошо усвоенное пальцами, остается для тебя неразгаданным, словно так и не удалось подслушать тайные мысли автоpa. Подобное бывает и с заветными пьесами - к ним так или иначе приходишь позднее, обогащенной жизненным опытом".

Эта пространная цитата объясняет нам, каковы были пути развития таланта пианистки и обогащения ее репертуара, дает основания для постижения движущих сил ее искусства. Не случайно, как мы теперь видим, и то, что Давидович почти не исполняет современной музыки: во-первых, ей трудно проявить здесь свое главное оружие - покоряющую певучую кантилену, способность петь на рояле, во-вторых, ее не трогают умозрительные, пусть и совершенные конструкции в музыке. "Возможно, я заслуживаю нарекания в ограниченности кругозора,- признавалась артистка.- Но не могу изменить одному из своих творческих правил: в исполнительстве нельзя быть неискренней".

Критика давно уже нарекла Беллу Давидович поэтом фортепиано. Правильнее было бы заменить этот расхожий термин иным: певец на рояле. Ибо для нее всегда игра на инструменте была сродни пению, она и сама признавалась, что "ощущает музыку вокально". В этом и секрет неповторимости ее искусства, ярко проявляющийся не только в сольном исполнительстве, но и в ансамблевом. Еще в пятидесятые годы она нередко играла в дуэте с мужем, талантливым, рано умершим скрипачом Юлианом Ситковецким, позднее с Игорем Ойстрахом, часто выступает и записывается вместе с сыном - известным уже скрипачом Дмитрием Ситковецким. Вот уже около десяти лет пианистка живет в США. Ее гастрольная деятельность за последнее время стала еще интенсивнее, и она сумела не затеряться в потоке виртуозов, которые ежегодно выплескиваются на концертные эстрады мира. Ее в лучшем смысле слова "женский пианизм" воздействует на этом фоне еще более сильно и неотразимо. Подтвердили это и её московские гастроли 1988 года.

Цит. по книге: Григорьев Л., Платек Я. "Современные пианисты". Москва, "Советский композитор", 1990 г.



При копировании материалов сайта активная ссылка на Все пианисты. История фортепиано. обязательна!