Все пианисты. История фортепиано - Бирет Идил
Идил БИРЕТ

БИРЕТ Идил (р. 1941)

Пианистка из Турции... У большинства знатоков это могло бы вызвать - и вызывало поначалу - скорее любопытство, чем настоящую заинтересованность; ведь Турция сравнительно недавно приобщилась к европейской культуре и не дала еще миру выдающихся инструменталистов. Но Идил Бирет, бесспорно, стала одной из первых, если не первой среди них. Этим она обязана не только своему действительно выдающемуся таланту, но и замечательным педагогам, направляющим его развитие. Получив первые уроки музыки в родном городе, она еще семилетней девочкой обратила на себя внимание и завоевала право на правительственную стипендию, позволившую ей поступить в Парижскую консерваторию. Свежесть и легкость ее игры привели в восторг самого Корто, и он пристально следил за, развитием дарования турецкой девочки, занимавшейся по классу фортепиано у Ж. Дойена, изучавшей теорию у Нади Буланже. Окончив консерваторию в 16 лет (что не редкость в Париже), Бирет продолжала совершенствоваться под руководством В. Кемпфа, пригласившего ее посещать его летние курсы в Позитано (близ Неаполя). Одновременно она разворачивает все более интенсивную концертную деятельность, ее имя становится известным в странах центральной Европы и в США. "Ее большое будущее уже началось",- писал в те дни немецкий знаток фортепианного искусства Х. П. Ранге (ФРГ).

Именно в ту пору - осенью 1960 года - Идил Бирет приехала в СССР и сразу стала любимицей советских слушателей. "Публику покорило исполнение юной артистки",- читаем мы в газете "Правда". "Не по возрасту зрелая мысль, вкладываемая в каждое из сыгранных ею сочинений, убеждала в том, что турецкая пианистка принадлежит к числу артистов, которых смело можно назвать „музыкантами-художниками" в самом полном и точном смысле этих слов",- писал в газете "Советская культура" М. Тероганян. Точную характеристику облика артистки дал тогда В. Дельсон в журнале "Советская музыка": "Несмотря на молодость, И. Бирет - музыкант с ярко определенной художественной индивидуальностью. Это пианистка драматического склада, монументального мышления, стихийной увлекательности. У нее прекрасный виртуозный аппарат (особенно хороша крупная техника). Ей свойственно масштабное чувство формы, комплексный охват целого, целеустремленная подготовка кульминаций. Если бы не тщательная отделка деталей, ее исполнительское искусство можно было бы назвать фресковым. Несомненно, в игре И. Бирет романтическое начало преобладает над классическим, смелость и яркость - над утонченностью. Хотя она и воспитанница французской пианистической школы, в ее интерпретации сказываются, видимо, занятия у В. Кемпфа".

Такая оценка в общих чертах сохраняет свое значение и поныне, хотя, конечно, искусство артистки не стоит на месте. В этом могли убедиться и советские слушатели, так как Бирет одно время была частым гостем наших городов. Теперь ее имя на афише вызывает уже не любопытство, а ощущение радости предстоящей встречи. И концерты Бирет не обманывают ожиданий. Спустя почти десять лет после первых гастролей В. Дельсон констатировал: "Истинный талант - вот что привлекает в первую очередь к искусству этой молодой артистки. Отнюдь не все, что мы слышим в исполнении Бирет достойно одинаково высокой оценки. Но ее интерпретаторские намерения заражающе увлекательны, озарены подлинным артистизмом. Ей органически чужда нейтральность; она всегда хочет что-то важное высказать своим искусством, ее активная, полная жизненной энергии исполнительская речь неизменно вызывает отклик слушателей... Теперь ее стихийная экспрессия, которой она несколько злоупотребляла в годы юности, обуздана строгим чувством меры, властным, волевым контролем. В ее игре - попрежнему крайне яркой и темпераментной - гораздо больше обращают на себя внимание моменты сосредоточенного раздумья; на первый план выдвигаются эпизоды лирической проникновенности, а не бурного драматизма..."

О масштабе и многогранности таланта Бирет свидетельствует и ее репертуар. Уже к моменту ее первого приезда в СССР он поражал широтой и стилистическим разнообразием (что отличало ее от "традиционных" представителей французской школы). Она играла тогда произведения Баха, Брамса (в том числе оба концерта), Шумана, Прокофьева, Бартока и Русселя. Позже ее программы пополнились многими крупными сочинениями Бетховена и Шуберта. Листа и Моцарта, Шопена и Шумана, Равеля и Рахманинова. Всего не перечислишь. Постоянный интерес проявляет Бирет и к современной музыке. Среди произведений, регулярно звучащих сейчас в ее концертах,- Вторая соната Прокофьева. Первый концерт и Прелюдии и фуги Шостаковича, Соната № 1 Альбана Берга.

Пианистка ищет, стремится к новым открытиям. Справедливости ради нужно признать, что не все ее трактовки, не все исполнительские решения сегодня одинаково убеждают критиков, особенно когда речь идет о крупных полотнах - сонатах Бетховена, Шуберта, Листа. Но, как писал берлинский критик К. Клейшмидт в 1979 году. " ни в коем случае неприменимы к ней такие определения, как „произвол" или „беспомощность" , ибо то, что она себе позволяет, все же продуманно и убедительно, по крайней мере пока вы находитесь под властным воздействием ее интерпретаторской манеры". А последнее - неопровержимо свидетельствует о силе творческой личности артистки.

Цит. по книге: Григорьев Л., Платек Я. "Современные пианисты". Москва, "Советский композитор", 1990 г.



При копировании материалов сайта активная ссылка на Все пианисты. История фортепиано. обязательна!