Все пианисты. История фортепиано - Аниевас Агостин

АНИЕВАС Агостин (р. 6. XI 1934)

"К числу тех молодых пианистов, которые в большой степени увлечены спортивной стороной виртуозной музыки, относится и Агостин Аниевас. Нет сомнений, он ярко одарен пианистически, обладает большими (но отнюдь не сенсационными) техническими резервами, солидной музыкальностью, незаурядной силой и темпераментом. Но, к сожалению, очевидны и недостатки: ему не хватает тонкости чувства, звук на форте слегка грубоват, а в тихих эпизодах, напротив, недостаточно интенсивен; вообще его взаимоотношения с динамикой еще весьма проблематичны..." Такой силуэт американского пианиста очертил известный критик Ю. Майер-Йостен (ФРГ) в конце 60-х годов; речь шла об уже достаточно сформировавшемся артисте, снискавшем известность по обе стороны океана благодаря своим успешным концертным и конкурсным выступлениям. Тем не менее эта характеристика и сегодня представляется в достаточной степени точной, отражающей мнение большинства специалистов. Не случайно в печати можно встретить сравнения и противопоставления Аниеваса и Клиберна. В самом деле - насколько сходны внешние вехи жизненного пути этих двух представителей американской пианистической школы, настолько же диаметрально противоположны их творческие кредо.

Аниевас - воспитанник Джульярдской школы в Нью-Йорке. Среди его педагогов - известнейшие мастера - Альберто Йонас, Ольга Самарова-Стоковская, Эммануэль Штойерман, Адель Маркус. Рано начав артистическую деятельность, Аниевас сразу привлек внимание своими незаурядными данными, сделал немало удачных записей. Его репертуар достаточно широк для зрелого артиста, но так же, как и его игра, несет на себе отпечаток стандарта -пусть даже весьма высокого.

Пианист имеет успех в крупномасштабных произведениях, Втором концерте и Рапсодии на тему Паганини Рахманинова, сонатах Листа и Шопена; в то же время его исполнение шопеновских вальсов вызывает такую саркастическую реплику: "Когда молодой пианист намеренно пытается обмануть свой темперамент, чтобы добиться кое-чего с помощью заведомо быстрых пальцев, это, может быть, даже похвально, но когда он делает это постоянно, невзирая на характер сочинения, то получается только манерность". Когда же Анневас берется за виртуозные сочинения Листа, скажем, транскрипции этюдов Паганини или мефисто-вальсы, критика находит, что "своими колоссальными техническими и динамическими возможностями он пытается заменить настоящую ритмическую тонкость и артистичность"...

Словом, прочно укоренилось мнение об Аниевасе как о типичном представителе типичного "американизированного" пианизма образца 50-х годов нашего века, с его техницизмом, бравурой и внешней эффектностью. Во многом это так, хотя артисту нельзя отказать и в достоинствах - быть может, не очень своеобразной, но сильной индивидуальности, увлекательной свежести интерпретаций. "Этот Аниевас уже вырос в отличного пианиста - естественного, музыкально и пианистически опытного!",- с некоторым удивлением отмечал И. Харден (ФРГ). Вот почему игра Аниеваса привлекает публику. Но несомненно также, что за последнее время его развитие замедлилось: "Аниевас сегодня выглядит лишь тенью собственной блестяще одаренной натуры",- с разочарованием констатировал в конце 70-х годов один из английских критиков.

Цит. по книге: Григорьев Л., Платек Я. "Современные пианисты". Москва, "Советский композитор", 1990 г.



При копировании материалов сайта активная ссылка на Все пианисты. История фортепиано. обязательна!